Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

дуализм

Такие приходы... Прошу прощения за сумбур :-)

Возможно, и есть что-то более убогое, чем пытаться выразить словами чувства. Даже если это всего одно (и к тому же – из пяти основных) чувство – выражать его словами – нужно быть инвалидом умственного безделья. Впрочем, есть мнение, что если ты не способен выразить словами то, что чувствуешь, то, – должно быть, ты просто не имеешь представления о предмете своих размышлений, что бы ты ни говорил.
Обоняние – не то чувство, которое делает для меня картинки созидания. А еще цветы – не самый беспроигрышный знак внимания. Однако когда мир начинает благоухать бархатистой сиренью или созревать и наливаться соками с тонким и сладким ароматом акации – запах становится необходимой частичкой мозаики любви к миру, кторый сделает и больше только встав на свое место. А в остальном… конечно, есть розмарин к мясу, есть корица в сдобе, есть аромат хорошего кофе… Есть еще любимые духи и терпкий запах вишневой косточки из туалетной воды моего детства, нотки которой я не могу уловить в современной парфюмерии как ни стараюсь. Это приятно, любимо, но не столько всеохватывающе что ли…
И вот еду я сегодня в трамвае. За окошком наблюдаю здания в мавританском стиле, рядом с которыми загораются осенними спичками деревья. Стекла домов плавятся в их огне и стекают прозрачной лавой в частые лужи, в которых нет ничего, кроме отражения пепелища надолго мокрого асфальта и размоченной до грязи пыли. И входит тут в трамвай бабушка с букетом каких-то простых поздних цветов. Вроде бы – дубки. Так их у нас называют. И на весь трамвай распространяется их теплый аромат. Он нежен, но не юн по-весеннему. Он силен, но не тяжел по-летнему. Он тёплый, но не воспоминаниями о горячей чашке чая, которую ты пьешь маленькими глотками, глядясь в узорчатое зеркало зимнего окна. Это совершенно особенный аромат. В нем нет ни слов прощания с надеждой на скорое все же свидание, ни сожаления о жарких днях. Сама осень гладит тебя по щеке этим ароматом, без свойственного ей обычно насмешливого презрения. Ты вдыхаешь, и никак не можешь привыкнуть к нему, растворяя в своем настроении, что не покидало тебя весь день – раздробленного беспокойного сна, неурядиц и частой мороси, что полезна для кожи, но так часто не полезна для души. Этот аромат греет озябшие пальцы, гладит по распушенным от влажности волосам. Хвалит за что-то. Ты улыбаешься – он улыбается в ответ.
Но пора выходить. Двери открываются и осень с силой дует мне в лицо сдувая со лба порядком отросшие волосы. Хоть не плюет и то хорошо. Эта чертовка с тонким личиком в обрамлении колец ярко-рыжих кудрей умеет притвориться ангелом, чтобы влюбить в себя до беспамятства. Ты будешь петь ей серенаду, а она окатит тебя из ушата дождей, и ты будешь счастлив под ним оказаться. До одури счастлив, хоть и мокрым на сквозь. Она будет гнать тебя до дома, вышвыривая всю громко звучащую посуду грома с кухни погоды тебе в след. А ты, дойдя до дома, высохнув и кое-как – пьяный от счастья доживший до ночи – упадешь в кровать и еще долго не сможешь заснуть – так сладко будет замирать сердце и так долго радостные, счастливые мысли ни о чем будут щекотать разум. А заснешь ты как-то случайно, и разбудит тебя будильник или требующий завтрака кот. Твоя вчерашняя эйфория и бодрость оставили след лишь в суровом разуме, что еще вчера требовал от тебя не быть таким идиотом и хотя бы открыть над собой зонт. Кап-кап-кап… Осень, ты плачешь? Она шевельнется и складки ее сложных вычурных одежд зашуршат. Сделает шаг к тебе. И второй. И тут же обманет и вспорхнет куда-то совсем далеко, чтобы оттуда раскачивать интуитивным материнским ритмом колыбель всего мира. Детки будут сонными целый день и постоянно сладко зевать, а взрослые… Кто злиться на слякоть, кто грустить о несбывшемся, кто – о сбывшемся, а кто-то непременно напишет прекрасные стихи. Осень, что же делать с тобой – почему ты то чудовище с пронзительным взглядом, то нежная красавица с теплыми ладонями?
...Привыкай, детка. Впрочем, нет, я не дам тебе к себе привыкнуть.
Шуршание палой листвы и все еще тянущийся за мной шлейф аромата дубков. От стайки листьев отделяется один и смешно царапая асфальт бежит за мной как щенок. И я хоть и не до одури, но счастлива. И да будет счастье всем нам. Даже если это счастье для некоторых в любви к душевному смятению и одиночеству в толпе или вдвоем. Именно оно дает ту интеллектуальную наполненность при эмоциональной опустошенности. Или как-то там еще... Кто я такая чтобы рассказывать о правильном счастье?
Даже осень смолчит.
И продолжит мучить и окрылять.
2019

"Мой телефон - 0-0-0. Звони!"

Картинка номер раз в трамвае средней утрамбованности. Откуда-то начинает вопить музыка. Паренек:
- Алё? Привет... В трамвае еду. Слышу, что ты тоже... Я ща "Радугу" проезжаю... Чё? Ты тоже?.. Так мы в одном трамвае едем?!... А ты где?... Вторая дверь?... Не, не пойду к тебе: у меня тут девушки, а у тебя там - дедушки, хах-хэ-хэ-хэ!.. А? Да не пойду я!.. Чё хотел-то?.. На остановке скажешь? Да чё ты ломаешься, нам еще две остановки целых ехать! Ща говори!.. Как хочешь. Лана, давай!

Картинка номер два: в полупустом трамвае молодая женщина с видом паломницы держит телефонную трубку у уха и сосредоточенно смотрит перед собой, кивая невидимому... эм... ну ладно, хорошо - собеседнику. Едет так две остановки, а на третьей она изрекает очень-часто-сакраментальное: "Ну а он?" - и вновь надолго замолкает, но кивая уже более энергично, изредка прицокивая языком.

Картинка номер три: вчера в вечернем трамвае. Милая нимфетка болтает по телефону. Отчета требует по всей форме: кто сейчас подошел, как выглядит, как дела у подошедшего. Выборочно просит передать трубку с тем, чтобы сообщить о том, что она едет в трамвае. Через пять остановок: "Ну всё, я приехала - ща к вам приду уже!" - и бодро вываливается из трамвая.

Картинка номер четыре: иду домой, по дороге попадается хронический-по-виду алконафт, уже принявший. Его ужасно штормит, но трубка к уху как приклеена. Он в нее грязно матерится на эту жизнь, своих родственников и еще на чью-то мать.

Картинка номер пять: рекламный щит Би-Лайна, на котором изображена пчелино-полосатая сумка, а из нее торчат ноги некого счастливчика. Кажется, комментируются ситуация словами: "Уходи в общение с головой :-)".
Collapse )
2019

Трамвай жизни

Ехала сегодня в трамвае, который в припадке восторга собратьям по несчастью обозвала трамваем чудес: с одной стороны истерично хохотала царевна Несмеяна, которая всё-таки аккуратненько затянулась в ожидании трамвая на остановке; с другой стороны нёсся храп Иванушки-дурачка, устроившегося грезить на место кондуктора, что занимать не велено; где-то в глубине вагона громко воспитовали недоросля, чтобы уступал место пожилым; под боком девушка жадно поглощала "Сникерс", извлеченный из сумки-самобранки, а самобранкой-то она являлась еще и потому, что кто задевал ее - она браниться сразу начинала - ну не девушке же это делать: у нее рот занят. "Сникерсом". А, возможно, даже и завтраком. Ну, а все остальные принимали форму друг друга, чтобы расположиться покомпактнее в этом чудесном трамвае. И всё-таки не публичный транспорт, и даже не теремок сказок - а сгусток жизни этот трамвай.

А вообще, мне очень часто снятся трамваи. И вечно ходят они немыслимыми маршрутами и происходит в них что попало: от презентации шампуня, которым можно отстирывать вишневое варенье со светлых в полоску брюк до выборов земского собрания, причем из тех, кто в трамвае едет. Обойдусь всё-таки без аналогий трамвая и жизни, как Макеревич о поезде...

--
Всё страшно тормозит, а работать надо. Вот разберусь со срочными делами и напишу про то, как мы были на концерте "Аквариума" в субботу. Вне зависимости от вашего желания на то, уважаемые пассажиры господа присяжные.